Женщины Минского гетто, или Героини антинацистского сопротивления

"Я абсолютно уверена, что таких девчонок, как военные девчонки 1941 года, больше никогда не бу­дет... Я бесконечно любила этих дев­чонок".

Из речи Светланы Алексеевич, произ­несенной при вручении ей Нобелевской премии.

Война - дело мужское. Это правда. Но вторжение германского вермахта на территорию СССР 22 июня 1941 года круто изменило образ жизни советских женщин. Они плечом к плечу с мужчина­ми сражались на фронтах Великой Оте­чественной войны, мужественно и са­моотверженно боролись в тылу врага - в подполье и в партизанских отрядах.

Уже 28 июня немцы захватили Минск, и сразу же эсэсовцы приступили к ис­треблению евреев. Минское гетто было одним из крупнейших в Европе. За колю­чей проволокой,изолированными от все­го мира, оказались более ста тысяч ев­реев. Гитлеровские оккупанты, загнав евреев в гетто, рассчитывали поставить их на колени. Однако, несмотря на слож­ные условия и постоянную угрозу жизни, в Минском гетто уже в августе 1941 года возникла антинацистская организация, объединившая более 300 человек, глав­ным образом молодёжь. С целью тща­тельной конспирации в ней были созда­ны двадцать две "десятки" и отдельные группы. Среди руководителей десяток были Циля Ботвинник, Эмма Рогова, Роза Липская, Этта Майзельс, Хася Пруслина, Сарра Левина.

Узники понимали, что, как и во време­на Маккавеев, они могут положиться только на себя. Девушки Минского гет­то, проявляя смелость и смекалку, при­нимали самое активное участие в под­польной борьбе, выполняя сложные за­дачи. На их боевом счету многие дивер­сионные акции и саботаж на промыш­ленных предприятиях и железнодорож­ном узле. Они вели сбор разведыва­тельной информации.

Надя Шустер создала подпольную группу, состоявшую из 15 человек, для диверсионной работы на заводе "Боль­шевик". Подпольщики своими актами саботажа нанесли нацистам суще­ственный ущерб. Роза Глаз, работав­шая на радиозаводе, смогла испортить 15 комплектов радиоаппаратуры. Ус­пешно действовали подпольные группы на швейной фабрике, спиртзаводе и других предприятиях. В оперативной сводке полиции безопасности и СД от 4 января 1942 года говорилось: "Некото­рые такие ячейки были раскрыты на экономически важных предприятиях Минска: на электростанции, на заводе связи, на приборостроительном заводе, на кожзаводе и плодоовщной базе. Пу­тем планомерной подрывной деятель­ности они хотели добиться срыва рабо­ты в больших масштабах".

Геройски боролась с нацистами Эмма Рогова, работавшая до войны инструк­тором районного комитета комсомола. Оказавшись в гетто, она стала органи­затором молодежной подпольной орга­низации. Возглавляя одну из "десяток", Рогова отвечала за связь между подпо­льем гетто и городским подпольным ко­митетом. Какой отвагой нужно было об­ладать, чтобы десятки раз, рискуя жиз­нью, покидать гетто, выполняя то или иное поручение в "русских" районах!

24 сентября 1942 года, во время вы­полнения очередного задания, Эмма Рогова была схвачена гестаповцами. Несмотря на страшные издевательства, на допросах она держалась стой­ко и никого из соратников по подполью не выдала. Эмма писала из тюрьмы: "Дорогие мои, мужайтесь. Не надо слёз. На войне как на войне. На место павше­го солдата должны стать два. Мне ни­чего не страшно. Я знаю: фашистские изверги заплатят за всё. Мы победим".

9 января 1943 года эсэсовцы расстре­ляли Эмму Рогову. Ей было всего двад­цать два года...

Яркий пример героизма проявила Циля Ботвинник (Лупьян). По заданию подпольного комитета она умудрилась устроиться на работу в немецкую ору­жейную мастерскую. С величайшим риском для жизни Циля и её подруга Катя Цирлина выносили части винто­вок, пистолеты и патроны к ним с помо­щью бидонов, оборудованных двойным дном. "На работу мы ходили колонна­ми, - вспоминала Циля. - При входе в гетто нас встречали Слава Гебелева и Арон Фитерсон, которым мы передава­ли опасный груз, прежде чем немцы и полицаи начинали обыскивать нас".

Роза Липская содержала конспира­тивную квартиру, где в оборудованной "малине" собирали оружие, которым снабжались партизаны. За короткое время удалось собрать 12 винтовок и 8 револьверов.

Мария Карантвер, входившая в де­сятку Липской, доставала одежду, обувь и фальшивые документы для тех, кто от­правлялся в лес к партизанам.

Рахиль Гроднер, из той же десятки, работала разнорабочей на складе гото­вой продукции немецких обозоремонт­ных мастерских. Она сумела выкрасть 14 новых форменных немецких френ­чей, 17 пар брюк, 8 свитеров, несколько пар ботинок, типографский шрифт и пи­тание для радиоприемника.

"Десятка" Этты Майзельс занялась устройством нелегальной типографии. Бывшие печатники типографии им. Ста­лина - Чикин, Окунь, Оппенгейм и дру­гие - смогли унести в разобранном виде части печатного станка и наборную кас­су. На территории гетто, по улице Не- мига, в подвале дома № 8, была созда­на первая подпольная общегородская типография. Этта Майзельс наладила в ней выпуск периодического листка "Вестник Родины", листовок со сводка­ми Совинформбюро о положении на фронтах. Там же изготовлялись фаль­шивые документы.

Мировой общественности хорошо из­вестно имя 17-летней минской школь­ницы Маши Брускиной. Меньше знают о том, что в одном лазарете вместе с Машей работала медсестрой Соня Идельсон, окончившая четыре курса Минского мединститута. Раздобыв до­кументы о том, что она белоруска, Соня вместе с Машей, не думая об опаснос­ти, спасала выздоравливавших советс­ких военнопленных. Юная подпольщица доставала гражданскую одежду, под­дельные документы, необходимые на воле, помогала уйти в лес к партизанам. Какой отвагой нужно было обладать, что­бы после гибели Маши Брускиной про­должить её дело! Немало красноармей­цев и командиров были благодарны Соне, благодаря ей они получили воз­можность продолжать борьбу с врагом в партизанских отрядах. Работа "на ост­рие ножа" оборвалась, когда агенты гес­тапо выследили подпольщицу. Девушку арестовали и бросили в тюрьму. Нача­лись допросы и истязания. За связь с "лесными бандитами" 26 октября 1943 года Соню Идельсон расстреляли.

В гетто находились люди, которые были готовы присоединиться к парти­занам. Но им нужно было преодолеть немало трудностей. Важную роль при этом играли связные и проводники, ко­торыми были 11-12-летние подростки. Дорога от партизанской зоны до Минс­ка - примерно 50 километров, еще столько же - обратно. Да не один раз. Незаменимой связной была Циля Кле­банова, хорошо знавшая безопасные маршруты. Она одна вывела шесть групп в соседние партизанские отряды. Их составом занимались Роза Липс- кая, Сарра Левина, Надя Шустер, Сарра Голанд. Броня Гаммер вывела более ста узников, Сима Фиттерман - более тридцати, Фаня Гимпель - бо­

лее двадцати. Опытными проводника­ми были себя Роза Рубенчик, Соня Курляндская, Рахиль Приклад и дру­гие. Юные мстители из гетто помогли спасти не одну группу узников, пере­правляя их в еврейские партизанские отряды братьев Бельских, Шолома Зо­рина и другие.

Немало еврейских девушек наравне с юношами переносили все трудности

партизанских будней. Они участвовали в боевых операциях, ходили в разведку, закладывали взрывчатку на коммуника­циях противника, лечили больных и ра­неных бойцов.

В партизанском соединении, которым командовал Герой Советского Союза Антон Бринский, был еврейский отряд из бывших узников гетто. В книге "Парти­занская дружба" Антон Бринский писал: "Среди евреев-партизан было много женщин, особенно девушек. С винтовкой и гранатой они сражались наравне с муж­чинами. Еще в то время, когда мы дей­ствовали в Белоруссии, была у нас за­мечательная партизанка Лиза Ляндерс из Минска. Способная, смелая, она уча­ствовала во всех боевых операциях, горя одним желанием - мстить врагу".

Одним из лучших бойцов партизанс­кого отряда им. Кутузова бригады им. Фрунзе стала Циля Ботвинник. Летом 1943 года по решению подпольного ко­митета (в связи с угрозой ареста) она была переправлена в партизанский от­ряд. Покидая гетто, Циля вывела 24 че­ловека, ставших народными мстителя­ми. Как командир роты, она возглавля­ла многие диверсионные акции. На её боевом счету пять пущенных под откос немецких эшелонов с военной техникой и живой силой противника. За разные подвиги, проявленные в боях с гитле­ровцами , Циля Ботвинник была награж­дена орденами Красной Звезды, Оте­чественной войны первой степени, ме­далью "Партизан Великой Отечествен­ной войны" первой степени.

Опаснейшей партизанской профес­сией подрывника овладела и боец отряда "Сокол" бригады им. Пономарен­ко Раиса Гитлина. Она мастерски пус­кала под откос и уничтожала вражеские составы. Гитлина отличилась и в рель­совой войне. Позже она вспоминала: "К месту добирались долго обходными пу­тями. Мы прошли через топкое боло­то, гиблое место, где партизан не жда­ли. После сигнала ракеты мы выбегали каждый к своему месту и втыкали шаш­ки в выемки между рельсами. По второ­му сигналу ракеты мы одновременно поджигали шашки и затем отходили. Нас обнаружили и открыли по нам огонь. Стало светло, как днём, от канонады можно было оглохнуть. Дело мы сде­лали". Боевая деятельность Раисы Гит- линой была отмечена редким для на­граждения партизан орденом Славы третьей степени, орденом Отечествен­ной войны второй степени и многочис­ленными медалями.

Бесстрашная подпольщица Броня Гофман сыграла важную роль в организации подпольной типографии и выпус­ке в июне 1942 года первого номера го­родской газеты "Звязда". Когда немцы напали на след редакции, Броне удалось бежать из города и добраться в парти­занский отряд им. Дзержинского. Она активно участвовала в боевых операци­ях вместе с друзьями, громила вражес­кие гарнизоны, совершала смелые на­леты на коммуникации врага. Своей от­вагой она восхищала партизан. За му­жество и героизм Броня Гофман была награждена орденом Отечественной войны второй степени, медалями "За боевые заслуги" и "Партизан Великой Отечественной войны" первой степени.

Смелой разведчицей стала Лея Борзина - партизанка отряда им. Ку­тузова бригады им. Фрунзе. Её важ­ные разведывательные сведения не раз обеспечивали успех боевых опе­раций отряда. При выполнении оче­редного ответственного задания Лея попала в засаду. Несмотря на пытки, она никого и ничего не выдала. Де­вушку гитлеровцы повесили на город­

ской площади Руденска.

Анна Краснопёрко, пережившая гит­леровский ад и написавшая впоследствии пронзительную книгу "Письма моей памяти", в декабре 1942 года смогла вместе с матерью вырваться из гетто и оказаться в 12-й Кавалерийской партизанской бригаде. Её мать, Рахиль Ароновна, организовала в бригаде мед­часть, а 17-летняя Аня стала санитар­кой. Девушка вела дневник, который затем лег в основу ее книги, а еще она сочинили гимн бригады.

Людмила Зарецкая встретила вой­ну в детском санатории в Острошицком Городке. Когда она с трудом добралась домой, в Минске уже хозяйничали нем­цы. Своих родителей Люда дома не зас­тала, они успели эвакуироваться на во­сток страны. Девочка вместе с дедом оказались в гетто. 7 ноября 1941 года дед был убит. Нетрудно представить, какова была бы её судьба, если бы не случай. Близкая подруга Люды, Ната­лья Мойсеневич, не только помогла ей бежать из гетто, но и (с согласия родителей) приютила её у себя дома. Вес­ной 1943 года Люду удалось перепра­вить в отряд особого назначения, кото­рым командовал Давид Коймах. Имен­но этот отряд подготовил и осуществил убийство гауляйтера Белоруссии Виль­гельма Кубе 22 сентября 1943 года. Так, в 15-летнем возрасте Люда Зарецкая стала разведчицей. Выполняя боевые задания, она многократно совершала вылазки в Минск. Своей смелостью и находчивостью Люда удивляла бывалых партизан. В течение пяти месяцев юная разведчица добывала ценнейшие све­дения о положении военных объектов немцев в городе, о дислокации и пере­движении воинских частей. В отряде раскрылись яркие качества Люды: му­жество, выдержка и хладнокровие.

Сегодня трудно сказать, какую роль Людмила Зарецкая играла в подготовке убийства Вильгельма Кубе, но известно, что в один из сентябрьских дней у поли­цейского поста при въезде в Минск ее арестовали. В гестапо девочка так арти­стично рассказала заранее подготовлен­ную легенду о том, что шла в город с це­лью обменять продукты на лекарство для больной бабушки, что гестаповцы ей по­верили. Продержав несколько дней в тюрьме, Люду вместе с сотнями других узниц погрузили в эшелон для "восточ­ных рабочих", отправлявшийся на запад. О дальнейшей судьбе бесстрашной раз­ведчицы можно лишь догадываться. Воз­можно, по дороге она бежала. Журна­лист Илья Резник обнаружил в архиве справку. В ней говорилось: "Выдана т. Зарецкой Людмиле Леонидовне в том, что она находилась в партизанском от­ряде № 14 особого назначения с мая по сентябрь 1943 года и работала в каче­стве бойца-разведчика. В связи с выхо­дом отряда на освобожденную Красной Армией территорию и невозможностью дальнейшего использования направля­ется в распоряжение по месту житель­ства. Командир воинской части 38729 полковник Иванов". Гербовая печать и дата - 5.3.45 г.

Необычна судьба Розалии Фрид- зон. Когда немцы 26 июня 1941 года захватили Кайданово, она вместе с до­черью бежала в Минск, где их приюти­ла приятельница Варвара Филиппович. Розалия не была похожа на еврейку. Ей достали документы на имя Екатерины Семёновой. Под этой фамилией она стала активным участником Минского подполья.

В июне 1943 года отважную подполь­щицу переправили в партизанскую бри­гаду им. Пономаренко. В ней Семёнова стала руководителем оперативной груп­пы связных. Командование бригады це­нило её находчивость. Часто бывая в Минске, она доставляла ценные сведе­ния. С помощью Семёновой бригада пополнилась 25 бойцами, которых ей удалось вывести из города. В декабре того же года, во время выполнения оче­редного задания, она была схвачена эсэсовцами и брошена в тюрьму. Не добившись от неё признательных пока­заний, гитлеровцы отправили её на ка­торжные работы во Францию. Розалия оказалась в концентрационном лагере Эррувилль, но и там она смело продол­жила борьбу с гитлеровцами. Сплотив вокруг себя группу женщин, она созда­ла подпольную организацию.

В мае 1944 года при поддержке фран­цузских патриотов был осуществлен удачный побег 37 узниц из этого концен­трационного лагеря. В дальнейшем они составили костяк женского партизанс­кого отряда "Родина" во Франции, со­зданного Екатериной Семёновой и возглавленного ею. Командованием фран­цузских вооруженных сил Семёновой было присвоено звание лейтенанта.

Бесстрашные партизанки участвова­ли в боевых операциях, несли караульную службу, вели разведку, лечили ра­неных французских бойцов. Отряд "Ро­дина" активизировал свои действия пос­ле высадки союзных войск в Нормандии. Партизанки провели немало дерзких нападений на коммуникации врага.

За личное мужество командир отряда "Родина" Екатерина Семёнова (Розалия Фридзон) была удостоена высшей на­грады Франции - ордена Почетного ле­гиона, который вручил ей лично генерал Шарль де Голль. В сентябре 1945 года героиня французского Сопротивления вернулась на родину, где её ждали на­грады советского правительства.

В данном очерке мне удалось расска­зать лишь о небольшой группе легендарных женщин, которые своим участи­ем в подпольной борьбе и в партизанс­ком движении внесли заметный вклад в подрыв боевой мощи гитлеровского вер­махта и вписали яркую страницу в исто­рию еврейского народа.

Давид Мельцер, по материалам еvгеimir.соm