Вспоминая раввина Моше Шапиро

В Шаббат 7 января умер рав Моше Шапиро. Он вырос в очень серьезной раввинской семье. Его отец рав Ицхак Меир был племянником "Сабы ми- Кельм" (дедушки из Кельма) – рабби Симха Мордехая Зискинда Зив (1824- 1898), и учеником рабби Натана Цви Финкеля (1849-1927), известного как "Саба миСлободка". Натан Цви Финкель с большинством учеников иешивы "Кне- сет Исроэль" в 1924 году переехал из Слободки в Хеврон, где основал йеши- ву, которая находилась там до погрома 1929 года, а потом переехала в Иеруса- лим. Сегодня она считается одной из самых известных иешив в мире Торы. Рав Моше Шапиро был связан со многими великими мудрецами нашего поколения. Своего учителя и духовно- го наставника видели в нем многие ев- реи, которые вернулись к соблюдению Торы и заповедей. Его уроки, на кото- рых он открывал ученикам глубины сво- его понимания мироздания, были оди- наково понятны евреям со всех концов земного шара. Мне посчастливилось близко общать- ся с ним около десяти лет тому назад, 11-12 марта, когда я организовывал и сопровождал рава Моше в его поездке по Беларуси. Рав прилетел в Минск, а на следующий день мы поехали в Ра- дунь и Воложин. Это был довольно поздний прилет, тем не менее, он сразу попросил отвезти его в места, где раньше жили минские ев- реи. Мы поехали вначале к бывшей Хо- ральной синагоге (сейчас Русский те- атр), а потом в Троицкое предместье. Он начал рассказывать о прежней ев- рейской жизни, уделив очень много вни- мания духовному лидеру того времени раву Хайму Соловейчику (1853-1918). По словам рава Моше, рав Хайм совершен- но не обращал внимания на свой вне- шний вид. Мыслями он постоянно был погружен в Тору, и больше ничего его не интересовало. На следующий день мы молились "Шахарит" в синагоге на Даумана. Это был понедельник, день, когда читается Тора. Рав Моше подошел к габаю, и по- просил, чтобы меня вызвали к Торе. Это было его выражением благодарности мне, как к организатору поездки. Потом мы поехали в Воложин. Ворота на еврейское кладбище, где похоронен ученик виленского Гаона, рав Хаим (1749-1821), были закрыты. Пока мы ходили искать смотрителя с ключами, рав Моше, не смотря на свой более чем 70-летний возраст, перепрыгнул через забор и быстрыми шагами направился к могиле рав Хаима. По дороге я рассказал раву историю Освальда Руфайзена (1922-1998), известного как брат Даниэль. Во время Шоа, скрыв свою национальность и зная не- сколько иностранных языков, он становится писарем-переводчиком белорус- ской полиции в местечке Мир. Исполь- зуя служебную информацию, Руфайзен активно помогает евреям спасаться от гибели. Так в гетто местечка, где ранее была всемирно известная йешива, он предупреждает евреев о грядущей акции уничтожения. Благодаря этому около 300 евреев убегают в лес. Самого Руфайзе- на выдает предатель, но ему удается скрыться от нацистов и спрятаться в до- миниканском монастыре. Находясь там более года, он читал христианскую ли- тературу, и будучи незнакомым с иуда- измом, решил, что нашел истину. Руфай- зен крестился и со временем стал католическим священником. В 1962 году он захотел как еврей, в соответствии с "Законом о возвращении", получить израиль- ское гражданство. Тогда Верховный суд Израиля отказал ему, и принял преце- дентное решение, что еврей, переме- нивший веру, не подпадает под действие этого закона. Рав Моше отреагировал на этот рассказ одной фразой: "Заслугу того, что благодаря ему спаслось 300 евреев, нельзя у него отнять". Тогда мы успели заехать еще только в Радунь. Рав Моше долго молился на каждом месте, и поездка затягивалась. В эти дни я старался использовать любую возможность пообщаться с равом Моше, задать ему вопросы, обсудить волнующие меня темы. Например, как работать с людьми, далекими от иудаизма, если есть возможность вернуть к Торе одного человека с серьезным потенциалом стать большим знатоком Торы, или много людей, которые будут соблюдать заповеди, но в учебе больших высот не достигнут. Примерно полгода тому назад, идя по Иерусалиму и о чем-то размышляя, я вдруг услышал: "Шалом, реб Мордехай". Когда я успел придти в себя и посмотрел вокруг, то увидел удаляющую- ся фигуру идущего быстрой походкой рава Моше Шапиро. Да будет благословенна память великого мудреца и праведника!

Раввин Мордехай Райхинштейн