СКАЗАНИЕ ОБ ИОАННЕ ГРОЗНОМ И О РАЗГРОМЕ ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЫ В ПОЛОЦКЕ

Сказание о происхождении семьи Барканов, которое мне приходилось неоднократно слышать в различных вариантах в бытность мою в городе Полоцке Витебской губернии, является, насколько я знаю, единственным сказанием об Иоанне Грозном в еврейском фольклоре. Цикл произведений фольклора о грозном московском царе вообще представляет значительный интерес не только по богатству и разнообразию мотивов, но – и это главное – по разительному несоответствию изображенных там личности и деяний Грозного реальным историческим фактам. Судьба была   настолько милостива к Иоанну Грозному, ожившему в созданиях народного творчества, что по истечении сравнительно короткого времени после смерти кровавого этого властителя из людской памяти как бы испарились его "пагубные и скверные дела". Всего три четверти века спустя, после того, как Иоанн IV почил в бозе, английский врач Самуил Коллинз, живший в Москве в 1659-1667 годах, в своем некогда известном сочинении "О современном состоянии Руси" уже счел нужным остановиться на этом необъяснимо доброжелательном отношении народных сказителей к Иоанну Грозному, объяснив его тем, что царь унизил ненавистное народу боярство. Сказание, о котором речь, – это отголосок разгрома еврейской общины в Полоцке при взятии города Грозным в 1563 году, во время его похода на Ливонию. Об этом сообщают Матвей Стрыйковский, Ал. Гаванини и другие. Разумеется, сие нисколько не говорит в пользу давности нашего сказания, приуроченного к событию, слишком известному в истории края, – к взятию Полоцка Московским войском. Но оно служит важным подтверждением имевшего место разгрома еврейской общины при    завоевании Полоцка, ибо сведения о нем дошли до нас большею частью из ненадежных источников.Вот сюжет еврейского народного сказания: "Была лютая зима. Завоевал московский царь Иоанн Грозный Полоцк и повелел всех евреев с женами и детьми, всех до единого, согнать к берегу реки Двины, к месту нынешнего Алтштодта, что близ княжеского замка. Собрали всех евреев, их жен и детей, числом 3000 душ*, и поставили всех у реки Двины, как приказал царь. И лишь двое детей – мальчик, сын одного когена, и девочка, тоже дочь когена, во время суматохи были забыты и не приведены к берегу Двины. И приказал Иоанн Грозный поставить всех евреев на лед реки и затем разрубить лед. И были все потоплены, числом 3000 душ. Спаслись только те двое детей, которых Иоанн Грозный затем пощадил; их приютили добрые люди. Выросли оба и сочетались браком, получив имя Бар-Коген (Баркан). Они-то и положили основание новой общине и семье Барканов". Иоанн Грозный выступает здесь отнюдь не в своем истинном виде; еврейскому сказанию он нужен, чтобы ввести в текст мотив, связанный со "снисхождением" московского царя, а это, в свою очередь, объясняет, каким образом разгромленная община сумела возродиться к новой жизни. В основе повествования лежит легенда о чете спасшихся жителей разрушенного Полоцка, о двух подростках, по воле Провидения восстановивших целый пласт утраченного было еврейского бытия. По общей сюжетной канве это сказание приближается к другой легенде – об остатках еврейской общины Могилева (на Днепре), истребленной при вторжении царя Алексея Михайловича (в Беларусь – прим. ред.) (1655 год), а также к общеизвестной русской легенде про "Ивана да Марью". От первой наше сказание отличается лишь временем и местом действия, вторую же напоминает лишь мотивом, обретшим в сказании об "Иване да Марье" трагический смысл (там речь идет о кровном родстве уцелевшей пары, не позволявшем ей сочетаться законным браком). В дополнение к сказанию о погроме в Полоцке, следует упомянуть и об установившемся в связи с ним местном обычае. В память о гибели общины члены погребального полоцкого братства ежегодно постятся и совершают заупокойное Б-гослужение на древнем  кладбище, находящемся на расстоянии нескольких верст от города, возле урочища Салоник: там, по преданию, похоронены всплывшие на поверхность трупы мучеников 1563 года. Согласно другому преданию, на этом кладбище погребены раввин и раввинша, ксендз и поп, жених и невеста. Поп – это униатский священник, который вместе с другими названными жертвами погиб при взятии Полоцка царем Алексеем Михайловичем. Местное православное население, воспользовавшись появлением в городе московских войск, отобрало тогда имущество у поляков, униатов и евреев. И устроило заодно еврейский погром. И. Берлин "Еврейская старина", 1915 год * Вариант: "И пошел Иоанн Грозный посмотреть на мучения утопленников, и встретил он мальчика, и велел пригреть его…" И т. д.