Еврейские гены и огромное трудолюбие

к 90-летию

Марк Юрьевич (Макс Юделевич) Тайц принадлежит к людям, с которыми однажды встретившись, не хочется расставаться. То, что для большинства живущих людей стало историей, в сознании Тайца продолжает существовать как реальность. Несмотря на уважаемый возраст, Марк Юрьевич сохраняет молодость души и завидное жизнелюбие. Его оптимизму можно поучиться молодым. Наш герой относится к тому исключительно редкому сегодня меньшинству минских евреев, которые когда-то составляли большинство жителей Минска, бывшего губернского города, а фактически еврейской столицы Черты  оседлости

 
   

Северо-Западного края, как до 1917 года называли Беларусь. Когда Марк начинает рассказывать, меня не оставляет ощущение, что я попадаю в "машину времени" и мы вместе отправляемся в края, которые канули в Лету. Но все оживает перед глазами.

Сколько среди нас людей, которые хотят и могут рассказать, но всегда ли мы хотим их слушать? Скромность не позволяет ему говорить об исключительности прожитой жизни, требовать льгот и особого к себе отношения.

Впервые я услышал Марка Юрьевича Тайца в 1995 году, когда брал у него интервью в рамках проекта Стивена Спилберга: записывались видеосвидетельства людей, переживших Катастрофу Восточноевропейского еврейства. Уже тогда я обратил внимание на человека, познавшего столько горьких событий, смертей и ужаса, и не утратившего ра- дости жизни. Слушая Марка, я всегда думаю, какое дерево хотели срубить нацисты, сколько ветвей удалось обломать, сколько побегов не взошло. Но его Судьба уберегла, чтобы рассказать о тех, кто не дожил. На фото 1 с лева Марк Юрьевич Тайц, 1946г.

 

 

Марк родился 15 июня 1927 году в Минске. Двухэтажный дом, где жили его родители (теперешняя улица Раковс- кая), стоит до сих пор. Мама, Анна Марковна (Хана Меировна Волович), в 1920 году бежала из Крыма с родителями в Минск, где жили дальние родственники. Своего первенца они решили назвать в честь дедушки по линии мамы. Как будет Меир по-русски? Одни говорили – Макс, другие – Марк. Родители записали в метрике и звали мальчика Марком, а бабушка – Максом. Так у нашего героя стало два имени. Марк – в школе, вузе и на работе, а домашние предпочитают – Макс.

Я пишу эти строки, как еврей, как израильтян, как историк. Люди не вечны, поколение участников Великой Отечественной войны, к которым принадлежит Марк Юрьевич, уходит, и в этом нет ничего нового. У Тайца была самая еврейская профессия – он врач, из семьи врача. Но сколько же должно было случиться, чтобы мечта лечить людей осуществилась. Марк был советским школьником, советским студентом, советским врачом, но всегда его отличало самостоятельное мышление. Быть евреем и защитить докторскую диссертацию в Советском Союзе означало стать исключением из правила. Марк никогда не забывал о своём еврействе, что в той стране, где он родился, не украшало трудовую биографию. Евреи, наделенные по Конституции СССР формальным равноправием, не должны были забывать своё место в обществе и госу- дарстве. Один пример. В 1936 году умерла бабушка. Ее хоронили по еврейской традиции. За участие в похоронах Тэму, старшую сестру отца, исключили из партии.

Марк был единственным ребенком в семье и был очень привязан к отцу, который не только воспитал сына, но не раз спасал его от верной смерти. Война застала Тайцев в Минске. Папа Юрий Ильич (Иегуда, Юда Эльевич) Тайц (1902-1987 гг.) был назначен заместителем начальника госпиталя Наркомата здравоохранения БССР, который развернули по ул. Чкалова. Когда 25 июня 1941 года госпиталь разбомбили, его сотрудники пытались эвакуироваться. Но уйти они смогли только до Смиловичей, откуда беженцев немцы вернули в Минск. Дом Тайцев по ул. Островского уцелел после первых бомбардировок. Юрий Ильич был связан с Минским под- польем с первых дней его возникновения. Медиков не хватало, и фашисты на первых порах разрешили евреям-врачам практиковать вне гетто. Он принимал больных в поликлинике по ул. Мясникова.

Одновременно Тайц старший оказывал медицинскую помощь узникам и раненым партизанам, скрывавшимся в гетто, передавал в лес лекарства и медицинские инструменты, распространял сводки Совинформбюро. Когда немцы запретили врачам-евре- ям покидать гетто, партизаны из леса прислали связную, чтобы вывести Юрия Ильича вместе с женой и сыном. Это было 7 декабря 1942 года. В лесу Тайц-старший сначала стал врачом партизанского отряда им. Чкалова, а затем партизанской бригады "Вперед". Потом его "повысили" и назначили начальником всей медицинско-санитарной службы Лидского партизанского соединения и хирургом-консультан- том Барановичского партизанского соединения (тысячи партизан и членов их семей). Юрий Ильич оперировал в землянках и под открытым небом, выезжал на срочные вызовы в соседние партизанские отряды как хирург-ортопед. Когда Марк оказался у партизан, ему не исполнилось и 16 лет. Командир отряда Фрол Иванович Зайцев очень ценил Тайца-старшего и предложил мальчику остаться в госпитале – так было безопаснее. К тому времени отряд Чкалова из Старосельских лесов получил приказ перебазироваться в Налибокскую пущу. Госпиталю были нужны санитары, и Тайц-младший мог бы спокойно остаться. Но он был категорически против. Антисемитизм среди белорусских партизан так и не был изжит до конца войны. Считалось, что еврей-партизан трусоват или что- то в этом роде. Марк был убежден, что как еврей он не имел права оставаться санитаром, когда кто-то не санитар. Не хотел слы- шать, что сын якобы прячется за папину спину. На фото 2 Юрий Ильич Тайц (1902-1987гг), 1946 г.

Интересная деталь. Стояло лето 1943 года, партизанская группа, в составе которой находился Тайц- младший, напоролась на засаду. В это время Тайц-старший был на пути в один из отрядов на консультацию к раненым. Вдруг на дорогу выбежала косуля, возница вскинул ружье, мясо само просилось в партизанский котел. В это мгновение Юрий Ильич толкнул возницу под руку. "Ты, что?" – возмутился тот. Папа ответил, что у него в душе ёкнуло, будто что-то случилось с сыном. И если бы убил эту косулю, сын погиб бы тоже ... Как потом выяснилось, именно в это время, день и час Тайц-младший держал бой на дороге между Воложином и Ивенцом, часть партизан погибла, но юноша остался жив. Мистика? После освобождения Беларуси в 1944 году еврейская семья Тайцев отдала все силы на восстановление мирной жизни республики. Юрий Ильич Тайц стал заведующим хирургическим отделением 5-й клинической больницы Минска. За вклад в Победу он был награжден орденом Великой Отечественной войны 1 степени и семью медалями, удостоен Почетной грамотой Президиума Верховного  Совета БССР. Сам Марк по примеру отца решил стать врачом. Не  сразу, конечно. Приходилось зарабатывать на жизнь, родители Тайца приехали в Минск только к началу зимы 1944 года. Он чинил электропроводку в Доме правительства, а вечерами доучивался в средней школе, чтобы получить аттестат зрелости. В 1945 году он поступил и через шесть лет с отличием окончил Минский государственный медицинский институт. С августа 1950 году молодого специалиста направили в Полоцкую областную больницу на должность хирурга-уролога. В 1953 году, во время печально известного "дела врачей", в Полоцкой газете "Знамя коммунизма" появилась клеветническая статья "Черные пятна на белых халатах", в которой клеймили врачей-евреев. Назвали и фамилию Марка. Тогда областное начальство для отвода глаз отправило Тайца на "укрепление села" в Повалишенскую сельскую больницу Россонского района Полоцкой области. Марка полюбили, и когда "дело врачей" рухнуло, местные жители его сердечно поздравляли, обнимали и плакали. Однако мечта заняться наукой Марка Юрьевича не оставляла. В 1954- 1957 годах он три раза подавал документы в аспирантуру Минского медицинского института и, наконец, был принят.

В 1959 году Тайца как человека, подававшего большие надежды, перевели в аспирантуру Института физиологии при Академии Наук БССР, где в 1961 году он защитил кандидатскую диссертацию, а в 1972 году – докторскую при Львовском государственном университете. Там ему сделали комплимент, что не только диссертация толковая, но и биография подходящая (еврей и беспартийный). Марк Юрьевич оказался единственным радиобиологом в стране с докторской степенью. В Институте физиологии при АН БССР наш герой занимался радиационной ней рохимией, опубликовал более 150 научных работ и статей, выступал на республиканских, всесоюзных и международных конференциях и симпозиумах. За тридцать лет Марк Юрьевич прошел путь от младшего до ведущего научного сотрудника. После аварии в Чернобыле на АЭС в апреле 1986 года было решено усилить исследования в области радиобиологии в Беларуси. Это послужило причиной для образования в АН БССР Межлабораторной группы по изучению проблем Чернобыля в составе 27 человек. Возглавить группу поручили М.Ю. Тайцу. На фото 3 Марк Юрьевич Тайц с супругой Тамарой Ефимовной на параде победы в Иерусалиме 9 мая 2017г. 

Однако формально заведующим лабораторией его не назначили, потому что это была номенклатура ЦК Компартии Белоруссии, тем более, что одной лабораторией в Институте уже заведовал еврей академик Давид Моисеевич Голуб. Вот и нашли элегантный выход – придумали Межлабораторную группу вместо лаборатории. Вместе Тайцем рука об руку работали такие признанные ученые как Бертольд Вильнер, Илья Новиков и др. (ставили опыты по нейтронному облучению млекопитающих).

В 1990 году секретность сняли, в апреле того же года в Израиль уехал сын Марка и Тамары – Евгений, а через год,в сентябре 1991 году, и они сами, Марк и Тамара Тайцы. По словам Марка Юрьевича, к отъезду он созрел давно.

Тесть при встречах часто говорил ему одну фразу: "Ты еще не сидишь"? Тесть Марка – Ефим Самойлович (Хаим Шмуй- лович) Резник (1900-1988 гг.) был примечательной личностью. Еще с довоенных времен до 1971 года он был начальником планово-финансового отдела АН БССР, "министром финансов Академии", как его не без гордости величали коллеги. На этом посту Резник пережил трех президентов АН БССР – академиков К.В. Горева, Н.И. Гращенкова и В.Ф. Купревича.

В жизни Марка Юрьевича был такой случай. В Институте физиологии Людмила Арчакова возглавляла местное отделение Общества Красного Креста. Раз в год, при выдаче зарплаты, она становилась у кассы и собирала взносы по 30 копеек. Летом 1967 году советские газеты писали о разгроме Израиля, а потом оказалось, что, наоборот, разбили Египет и Сирию. Людмила сообщила, что по такому случаю вместо 30 копеек нужно сдать 1 рубль – под тем предлогом, что пострадали палестинцы. Тогда Марк Юрьевич, который всегда отличался юмором, сказал, что по такому поводу он жертвует два рубля – пусть болеют на здоровье. "И дали?" – уточнил я. "Дал", – подтвердил Тайц. На фото 4 сын Евгений и внучка Натали (дочь Эллы) поздравляют Марка Юрьевича с юбилеем. 

Операционная сестра Ксения Ивановна тогда же пыталась выяснить: "Марк Юрьевич, разбили Израиль, как вы к этому относитесь?" "Положительно", – не стал скрывать Тайц. И пояснил – "Уже не говорят, что евреи-трусы и не умеют воевать. Значит, они не только в Ташкенте были". Как известно, после победы в Шестидневной войне 1967 года во всем мире евреев стали уважать.

У Марка – прекрасная жена Тамара Ефимовна Резник, выпускница факультета журналистики БГУ. Перед репатриацией она работала редактором издательского отдела Центрального НИИ механизации и электрификации сельского хозяйства Нечерноземной зоны СССР (Минск). У Марка и Тамары замечательные дети, внуки и правнуки. У них прекрасное будущее. Сын Евгений– физик-теоретик, закончил с отличием физический факультет БГУ, защитил кандидатскую диссертацию в Институте тепло- и массообмена им. А.В. Лыкова АН БССР. С 1998 года Евгений с женой Наталией живет в США, работает по специальности в г. Сиэтл (штат Вашингтон).

Сын Евгения – Алекс, внук Марка Юрьевича, имеет вторую степень по специальности инженер механик в области робототехники, живет в Далласе (штат Техас). Закончила университет Лос-Анджелеса его жена Илона, по профессии физик, у них родилась дочка Алиса, правнучка Марка Юрьевича.

Элла, дочь Марка и Тамары, окончила БГУ по специальности биохимия. В Израиле она с 1991 года работала в кардиологической лаборатории больницы "Шаарей Цедек". В 1998 году Эллы не стало (светлая память). Дети Эллы, Олег и Наталья, внуки Марка Юрьевича, отслужили в рядах Армии Обороны Израиля. Олег окончил Бар-Иланский университет и работает рентгенотехником. Наталия, выпускница Еврейского университета в Иерусалиме, работает в отделении акушерства медицинском клиническом центре "Хадасса". У Наташи и ее мужа Гая – двое сыновей Итамар и Ротем – правнуки Марка и Тамары.

Пример семьи Тайцев из Минска – это не цепь стечения удачных обстоятельств, милости судьбы, счастливых совпадений, а свидетельство огромного трудолюбия и живучести еврейских генов. Пожелаем Марку Юрьевичу и его супруге Тамаре Ефимовне долгих и счастливых лет жизни, радости от детей, внуков и правнуков. Они это заслужили.

Леонид Смиловицкий, Тель-Авивский  университет

22 июня 2017 г