Из истории евреев Быхова

В Быхове, одном из древнейших белорусских городов, издавна жили и евреи. Как и везде, они занимались тут ремеслами и торговлей, рожали и воспитывали детей, молились и изучали Тору. В еврейском мире Быхов известен своей старой синагогой, традицией, великими раввинскими фамилиями.

Легендарная синагога

Город возник на месте укрепленного городища. В письменных источниках Быхов впервые упомянут в "Списке русских городов…" XIV столетия. С середины XVI века он принадлежал великому князю Великого княжества Литовского Жигимонту I Старому. В 1560-е годы Быхов перешел к Ходкевичам, ими была основана литейная мастерская, где изготавливали орудия. Строились городские укрепления, в их систему входил и замок на крутом берегу Днепра. В связи с постройкой Нового Быхова в начале XVII века местечко в прежних границах начали называть Старым Быховом. Первые данные о Быховской еврейской общине относятся примерно к первой четверти XVII века – времени постройки большой синагоги. Здание это сохранилось до сегодняшнего дня. Великолепная синагога крепостного типа стоит практически при въезде в город.

Бедствия евреев Быхова во времена Хмельнитчины

Огромные несчастья обрушились на местную общину в дни Хмельнитчины. Об одном из первых пишет Натан Нота Ганновер в исторической хронике "Пучина бездонная", которая впервые была напечатана в Венеции в 1653 году. Говоря о событиях 1648 года, он пишет: "Возле Быхова злодеи настигли несколько сот телег с евреями, они всех поубивали. То же и в других общинах, так что нет возможности все описать". После того, как на помощь Хмельницкому пришло московское войско царя Алексея Михайловича, положение евреев значительно ухудшилось. Союзное московско-казацкое войско неоднократно устраивало погромы в городе.

 

Московский разгром Быхова в 1659 году

Эти события были одними из самых тяжелых испытаний для евреев местечка. Сохранилось свидетельство раввина Йегуды Лейба Пуховицера из Пинска, который пережил ужас погрома, но чудом спасся со своей семьей. Об этом он рассказывает в предисловии к своей книге "Квод хахамим" (Почет мудрецов), напечатанной в Венеции в 1700 году: "Прошло 40 лет со времени, как я спасся с помощью Вс-вышнего, Благословенно Имя Его, Его Провидением от злого постановления и многочисленного убийства, которое произошло /в Беларуси/, в одном городе, который был в осаде 29 недель, войсками Москвы. В ночь 29 кислева 5320 года (4 декабря 1659 года) город был захвачен обманом, все жители города были убиты, от юноши до старца, не пожалели ни младенцев, ни женщин, разграбили все, а остаток жителей угнали в свою страну, и было убито там, из-за грехов наших, более 300 евреев, и было среди них много мудрецов Торы.

И когда Творец уничтожал город, и все что в нем, вспомнил Вс-вышний и мою жену, благословенна ее память. И дочь мою, да продлятся ее годы, и спаслись мы с Его помощью, без страданий и неприятностей, в заслугу исполнения заповедей нашей святой Торы. Примерно за час до захвата города я задремал, сидя за книгой, и увидел я двух старцев, предков моей супруги, благословенна ее память. Они сказали мне, что город будет захвачен этой ночью, и они пришли, с помощью Всвышнего, спасти наши души. Один показал мне место в стене, через которое он нас выведет и приведет в другой город, где есть евреи, и живут под властью врагов (царя мос- ковского). И сказал мне, что я буду находиться в доме своего сына, благословенна его память, пока все не уляжется и не будет как прежде. И сказал мне, что второй выведет мою супругу, благословенна ее память, из этого города. И так было: ночью, после этого, я вышел из города по стене, в месте, которое мне показали, через пожарища, мимо трупов я шел и пришел к войску врагов (царя московского), и Вс-вышний дал мне милость в глазах одного, сказал ему эту историю, оказывал мне  большой почет в те несколько дней, что я был у него, и отослал меня с почетом в тот город, где были евреи. А успех, который был у моей супруги, благословенна ее память, и у моей дочери, да продлятся ее годы, был еще сверхъестественнее по провидению. И не смогла спастись с нами моя святая дочь Сара, девушка 10 лет, которая была тяжело больна, да вспомнит ее Вс-вышний к хорошему.                                                                               

Каждый год, в день, когда со мной случилось чудо, с этого времени и далее, обычай мой после полуночи 29 кислева уединяться, дать прославление Творцу, прочесть всю книгу "Теиллим", а также прославление, которое я составил. А на следующий день я рассказываю всем об этом чуде, дабы исполнить сказанное:"Веселиться буду и радоваться милости Твоей…" (Теиллим 31:8).

Тут не упоминается название города, в котором произошло чудо. В другой своей книге "Кне хохма" (Купи мудрость), изданной во Франкфурте-на- Одере в 1683 году, он приводит более краткий рассказ об этих событиях и пишет, что это произошло в белорусском городе Быхове.

В последние годы польской власти Впоследствии, в 1662 году, евреи Быхова осведомляли поляков о состоянии Гроховского, чем оказали поддержку этому польскому полководцу, взятому вплен русскими войсками. Когда город снова перешел к Польше, евреи получили (в 1669 году) от короля Михаила привилегию на имя быховских жителей Исаака и Авраама Вольфовичей. Этим документом они освобождались от повинностей в течение 20 лет ввиду "крайнего разорения жителей от казацких и московских нападений". Быховский пинкос погребального братства имеет записи от 1673 года. В 1670 году в Быхове состоялся съезд "Белорусской синагоги". В 1740 году гонения на евреев возобновились. В Могилевском воеводстве поднял бунт некий Васька Вощило, величавший себя атаманом, внуком Хмельницкого. Он собрал множество крестьян и с ними стал грабить города и местечки в районе Быхова, Кричева и Мстиславля. В своих воззваниях он утверждал, что главные враги его – евреи. Особую привилегию община получила от "владетеля" Михаила Сапеги, в 1758 году. 

По переписи 1766 года в Быховском кагале числилось 887 евреев.

Под властью Российской империи

В 1772 году город перешел к России. В 40-х годах XIX века христиане составляли 2% населения Быхова. По этой причине из их числа нельзя было выбрать хотя бы еще одного ратмана, кроме бургомистра. Вследствие этого, в виде исключения, высочайше было разрешено избрать обоих ратманов из евреев (Второе Собр. Закон., № 18727).

По переписи 1897 году в уезде насчитывалось 124 820 жителей, из них евреев было 11 352 человека. В самом Быхове из 6 381 жителя евреев было 3 037 человек. Большинство из них жили в крайней бедности, не имея порой средств для обеспечения простых жизненных потребностей. В том году отмечено, что 127 семей по бедности обратились к общине за помощью на Песах. Наиболее распространенным занятием среди евреев в уезде и городе были мелкая торговля, главным образом, продуктами сельского хозяйства, и изготовление одежды.

Из воспоминаний Доры Мироновны Гехт, 1924 года рождения.

Я родилась в Быхове. Дедушка Григорий Иосифович был общественным раввином. Он перед войной уехал в Одессу. Там он умер еще до войны. Мой отец Гехт Мирон Григорьевич, 1891 г.р., до революции работал в городской управе писарем. У него был прекрасный почерк, который знал весь город. Потом он работал кассиром в лесхозе. Мама до войны работала заведующей в детском саду. Возле нас до войны была синагога. Я туда украдкой носила бабушке сидур. Потом большую синагогу закрыли и ходили молиться в маленький домик. Папа был очень религиозный человек.

В 1947 году я вернулась в Быхов. После войны евреи собирались молиться в доме у старика Левина. Он уже не работал и не боялся, что его как-то накажут. По праздникам все евреи собирали деньги. Деньги присылали и из Ленинграда, где жили многие выходцы из Быхова. Часть денег передавали бедным. Нанимали мужиков с подводами. Они ночью выкапывали и перевозили на кладбище останки расстрелянных евреев. Папа вместе с Левиным и другими мужчинами тоже занимался установкой памятника на кладбище.

От революции до Катастрофы

Несмотря на борьбу с религией, которая активно велась после революции 1917 года, еще в 1928 году, в Быхове было 6 синагог и 2 раввина. Известно, что до 1960-х годов в городе собирался нелегальный миньян.

Одним из последних раввинов Быхова, уже в послевоенное время, был еврей по фамилии Хазанов. По воспоминаниям быховчан, у него хранилась древняя грамота Сапеги – разрешение на строительство синагоги. Было ли это на самом деле, сейчас проверить невозможно. Его родственников в городе не осталось. Один из сыновей Хазанова, Виктор, был военным, полковником, жил где-то в Башкирии. Второй сын, профессор, доктор наук, преподаватель сельхозуниверситета, жил в городе Пушкин. Третий брат – в Дубно.

Раввин Мордехай Райхинштейн